Обзор: ESG в правовом поле России

755447852528377 Законодательство
Как устроена и на чём основывается ESG-повестка в России с точки зрения законов и норм? Какие из них обязательны, а какие нет? Навести порядок в голове поможет этот материал.

Разобраться в теме нам поможет первый вице-президент Центра стратегических разработок (ЦСР) Татьяна Радченко, подготовившая обзор нормативных актов специально для ESG World. К слову, ЦСР — одна из ведущих в нашей стране исследовательских организаций, участвующая в разработке и реализации стратегий социально-экономического развития России.

Итак, повестка устойчивого развития и ESG в правовом поле России формируется из совокупности

  • регулирующих (обязательных к соблюдению) мер;
  • мотивирующих инструментов (создающих более выгодные условия для ответственного поведения);
  • принятия добровольных обязательств (установление целевых показателей).

Большая часть скоринговых моделей, страновых и корпоративных рейтингов/индексов в этой сфере строятся по принципу чек-листа соблюдения обязательных норм, включая анализ практики их нарушения, наличия установленных целей у объекта анализа/верификации, амбициозности этих целей, а также анализируется объем и структура инвестиций в устойчивое развитие.

Именно такая практика (инициативы финансового сектора, международных организаций и рейтинговых агентств) в большей степени определяет сферы, которые относятся к ESG, а также «провоцирует» ответ регуляторов на складывающуюся практику путем принятия регулирующих документов, нацеленных на приведение её к единообразию и определения допустимых рамок.

Совокупно правовую базу в области ESG в России можно разделить, как минимум, на пять блоков:

Во-первых, международные обязательства России и их закрепление в российском законодательстве.

Таких соглашений довольно много. Приведём пример таких обязательств в сфере выбросов в атмосферу. Например, Россия является стороной Венской конвенции об охране озонового слоя от 1985 года, Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой от 1987 года и Кигалийской поправки к нему от 2019 года, которая направлена на поэтапное сокращение производства и потребления гидрофторуглеродов (ГФУ), Парижского соглашения от 2015 года.

Эти обязательства нашли закрепление в российском законодательстве, в частности:

🔹 в постановлении правительства РФ от 18 февраля 2022 года №206 «О мерах государственного регулирования потребления и обращения веществ, разрушающих озоновый слой», которое устанавливает, что с 2022 года объём потребления ГФУ не должен превышать 46,2 млн т CO₂-эквивалента, с 2024 года предельное значение составит 31,6 млн т, с 2029-го — 14,6 млн т, с 2034-го — 9,7 млн т, с 2036-го и далее — 7,3 млн т;

🔹 в распоряжении правительства РФ от 25 декабря 2019 года №3183-р, которое утверждает национальный план мероприятий первого этапа адаптации к изменениям климата на период до 2022 года;

🔹 в указе президента РФ от 04.11.2020 № 666 «О сокращении выбросов парниковых газов», который устанавливает обеспечить к 2030 году сокращение выбросов парниковых газов до 70% относительно уровня 1990 года с учётом максимально возможной поглощающей способности лесов и иных экосистем.

Во-вторых, система страновых целей устойчивого социально-экономического развития.

Ключевой акт в этом блоке — указ президента РФ от 21.07.2020 № 474 «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года», в рамках реализации которого принимается система актов по достижению национальных целей как мотивационного, так ограничительного характера.

С одной стороны, в развитие этого указа в настоящее время в России реализуется 14 национальных проектов, которые сопровождаются выделением государственного финансирования, и все участники проектов подчинены общем целям и задачам.

С другой стороны, ряд актов, принимаемых в исполнение задач национальных проектов, носят довольно узкий регулирующий характер в отдельных отраслях.

В-третьих, система актов, регулирующая корпоративной сектор.

В этом блоке стоит отметить три направления ответственного поведения бизнеса, которые развиваются в рамках общего и отраслевого регулирования для всех организаций:

🔹 Природоохранное законодательство (окружающая среда), регулирующее вопросы потребления и использования ресурсов, образования отходов, выбросы в атмосферу, почву, водоемы;

🔹 Законодательство, регулирующие социальные обязательства бизнеса (трудовое законодательство, обеспечение безопасности людей и доступности условий труда, социальное обеспечение, кибербезопасность, отношения с клиентами и заказчиками, благотворительность);

🔹 Корпоративное управление. Ожидается, что ключевым правовым актом в этом блоке может стать федеральный закон о публикации нефинансовой отчетности российскими компаниями (так называемый единый государственный стандарт ESG-отчётности), разрабатываемой Минэкономразвития России.

В-четвёртых, правила и условия привлечения устойчивого финансирования.

Повестка устойчивого развития в России коснулась актов, определяющих условия привлечения устойчивого финансирования на «зелёные» и социальные проекты. Среди ключевых актов стоит назвать:

🔹 положение Банка России от 19.12.2019 N 706-П (ред. от 01.10.2021) «О стандартах эмиссии ценных бумаг», в которое в 2021 году были внесены особенности эмиссии ESG-облигаций («зелёные» облигации, социальные облигации и облигации устойчивого развития);

🔹 постановление правительства РФ от 21 сентября 2021 года №1587 «Об утверждении критериев проектов устойчивого (в том числе зелёного) развития в Российской Федерации и требований к системе верификации проектов устойчивого (в том числе зелёного) развития в Российской Федерации» (зелёные и адаптационные проекты).

И, наконец, в-пятых, рекомендательные документы.

Сюда входит система добровольной стандартизации и сертификации, рекомендации международных организаций.

Сегмент методических рекомендаций и лучших практик по формированию ответственного поведения и устойчивого развития наиболее развит.

Такие документы выпускают как на уровне рекомендаций для стран (например, 17 целей в области устойчивого развития ООН, 10 принципов Глобального договора ООН), так и на уровне рекомендаций для инвесторов и корпоративного сектора — Глобальная инициатива по отчётности (GRI), Принципы ответственного инвестирования (PRI), Стандарты Совета по стандартам отчетности устойчивого развития США, Принципы ICMA и CBI, TCFD, CDSB, CDP, ISSB.

Важный вклад в стандартизацию корпоративных практик вносят рейтинговые агентства и прочие организации оценки ESG-факторов. На международном уровне это ISS ESG, Carbon Trust, Morningstar Sustainalytics, MSCI ESG Research, Refinitiv, Moody’s, S&P Global и другие.

В России такими методиками обладают Рейтинговое агентство «Эксперт РА», АКРА, НКР, НРА. Кроме того, многие банки уже начинают внедрять собственные принципы скоринга клиентов на предмет соответствия принципам ESG, а ЦБ РФ выпустил ряд рекомендаций и информационных писем по нефинансовой отчётности и учёту ESG-факторов.

Таким образом, банки становятся проводниками принципов ответственного поведения.

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Поделиться с друзьями
ESG World
Добавить комментарий