Израиль: разбор климатической стратегии

kak rossiyanam poluchit grazhdanstvo izrailya Стратегии и рейтинги
В новом выпуске нашей рубрики страноведческий материал - рассмотрим, как обстоят дела с государственной климатической политикой Израиля.

Почему Израиль? В политическом отношении эта страна одна из самых близких для России в западном мире.

С одной стороны, это традиционно главный союзник США на Ближнем Востоке, но с другой, ведёт свою игру и имеет большую русскоязычную диаспору.

Израиль не стал присоединяться к санкциям против России из-за Украины, хотя и, по словам главы МИД Яира Лапида, отказывается быть «объездной дорогой» для обхода санкций нашей страной.

Израиль — государство с развитыми инвестиционными возможностями, технологическим сектором, широкими связями с Россией на человеческом уровне. Можно прогнозировать большие перспективы ESG-повестки, в том числе с участием русскоязычного бизнеса.

Net zero target. Израиль нельзя назвать пионером в части обязательств по углеродной нейтральности, хотя практики регулирования по S- и G-секторам исторически неплохо развиты.

О намерении вывести страну на нулевую сумму выбросов парниковых газов правительство объявило в конце октября 2021 года, в преддверии COP26.

Для сравнения, Россия вступила в клуб раньше — за две недели до этого, хотя Израиль ориентируется на 2050 год, вровень с Евросоюзом, США, Японией и другими странами «Первого мира», наша страна — на 2060-й, как и Китай.

Масштаб проблемы. В Израиле в мировых масштабах высокие выбросы на душу населения, хотя и снижаются — 10,7 тонны CO₂-эквивалента в 2000-м против 8,8 тонн в 2018-м, по данным отчёта государственного аудита за 2021 год.

С другой стороны ОЭСР приводит более высокие значения — 11,4 тонны на душу населения в 2018-м против среднего показателя по организации (объединяет страны условного «Первого мира», от США и Австралии до Турции) в 11,5 тонны.

Совокупная эмиссия за год от энергетики, промышленности и сжигания попутного газа составляет около 65 млн тонн, следует из свежей статистики BP. Планомерное снижение: в 2012 году было 76 млн тонн, в допандемийном 2019-м — 71 млн.

Учитывая высокую плотность населения (9,3 млн), это в среднем соответствует стране гораздо большей площади. Например Белоруссии, которая занимает территорию в 10 раз больше.

Что делается. Израиль присоединился к Рамочной конвенции ООН об изменении климата, то есть юридически признал необходимость национальной политики, в 1996 году, хотя следующие 20 лет конкретных шагов не предпринималось.

В 2016 году Израиль ратифицировал Парижское соглашение, тогда же принят Национальный план по сокращению выбросов. В нём отражены весьма скромные цели — в то время как межведомственный комитет рекомендовал нацелиться на 7,2 тонны CO₂ на душу населения, KPI установлен на 7,7 тонны.

Абсолютное снижение эмиссии тогда не ставилось в качестве цели. Учитывая прогнозируемый рост популяции, это означает, что Израиль в долгосрочной перспективе закладывал двукратный рост (103%) эмиссии в абсолютных значениях к уровню 1990-го.

Это, разумеется, противоречит нынешнему net zero-обязательству Израиля, и цели в прошлом году скорректированы в сторону более амбициозных.

Так, объявлено о плане снизить эмиссию к середине века на 85% к уровню 2015 года. Промежуточная цель — минус 27% к 2030 году.

Секторальные меры. Судя по принятому Кнессетом в декабре 2021 года закону «Переход к низкоуглеродной экономике», эмиссия от производства электроэнергии, ключевого сектора в контексте углеродной политики, к 2030-му должна снизиться на 30%.

Генерация, по данным отчёта ОЭСР, на 2019 год обеспечивалась главным образом углём (31%) — это много для «Первого мира», средний показатель 23%, и природным газом (примерно 60%). Есть план по постепенному отказу от этого ресурса.

У возобновляемой энергетики, прежде всего у солнечной, огромный потенциал с учётом климатических условий, но пока доля солнца в энергомиксе 4%, ветра — 0,4%.

В ближайшие годы Израиль планирует стремительно наращивать ВИЭ-генерацию, доведя её долю к 2025 году до 20%. К 2030-му генерация, по плану, будет представлена на 30% ВИЭ, на 70% — газом.

Вторая ключевая программа касается переработки отходов: к 2030 году выбросы от твёрдых отходов должны снизиться в 1,5 раза, объём вывозимых на свалки бытовых отходов предполагается снизить на 71%. Эмиссия от городских свалок к 2050 году должна упасть на 92%.

Третья — снижение эмиссии промышленности минимум на 30% к 2030 году и на 56% к 2050-му, в сравнении с уровнем 2015-го.

Четвёртая программа делает упор на транспортном секторе с амбициозной задачей снизить выбросы парниковых газов на 96% к 2050 году.

Все новые легковушки с 2030 года должны будут производить не более 5% эмиссии к уровню 2020 года. То есть быть или полностью электрическими, или высокоэффективными гибридами, но цели тут будут пересматриваться «по ходу прогресса технологий».

Регуляторика. Со следующего года и до 2028-го будет вводиться углеродный налог, который покроет 80% национальной эмиссии.

На первом этапе налог распространится на уголь, мазут, природный газ и СПГ. Бензин и дизельное топливо из схемы исключены, поскольку, по объяснению властей, «уровень налоговой нагрузки» на этот сектор и так один из самых высоких в ОЭСР.

По заявлению Минфина Израиля, планируется вводить новацию осторожно — так, чтобы на горизонте до 2028 года электроэнергия не подорожала сильнее чем совокупно на 5% (весьма оптимистичный план).

Механизмов торговли выбросами и квотирования на данный момент нет, планов тоже нет.

«Зелёное» финансирование. Рынок только начинает развиваться, однако у некоторых компаний уже есть опыт, следует из свежего доклада Kept.

В прошлом году израильский Bank Hapoalim первым на Ближнем Востоке выпустил «зелёные» облигации и привлёк $1 млрд. Позднее фармацевтический гигант Teva выпустил облигации, привязанные к ESG-метрикам, и привлёк $5 млрд.

«Технологические теплицы» — один из интересных кейсов в государственной политике Израиля.

В рамках этих проектов государство на два года берёт на себя финансирование «зелёных» стартапов, прошедших сито отбора, а затем получает от компаний 3-4% прибыли.

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Поделиться с друзьями
ESG World
Добавить комментарий