Евгений Хилинский: «Потенциал России в БРИКС — колоссален»

photo 2024 04 10 13 01 40 Новости

Председательство России в БРИКС – одна из центральных тем международной повестки в России, а уж в нашей ESG-вселенной, безусловно, ключевая, с учётом растущей роли этого объединения в климатической политике.

Меж тем разобраться в специфике работы БРИКС задача не из лёгких: единого секретариата у организации нет, а взаимодействие идёт по более чем 70 форматам. Какова же повестка устойчивого развития объединения и что Россия заявляет на этот год?

Какое место в повестке БРИКС занимает тематика добровольных углеродных рынков и обмена технологиями? Какие перспективы у зелёного и переходного финансирования в рамках объединения?

Эти и многие другие вопросы ESG World обсудил в интервью с вице-президентом – начальником Центра по внедрению принципов устойчивого развития Газпромбанка Евгением Хилинским.

Евгений, добрый день! Правильно ли мы понимаем, что в этом году вы возглавляете рабочую группу по устойчивому развитию Делового совета БРИКС? Чем в целом занимается Деловой совет и какое место занимает в системе форматов БРИКС?

Добрый день! Начну с того, что такой рабочей группы в Деловом совете не существует, но есть группы, которые в рамках своих мандатов прорабатывают с партнёрами по БРИКС различные вопросы в области устойчивого развития. Давайте по порядку.

Большинство существующих рабочих групп в рамках БРИКС можно условно разделить на два направления взаимодействия: правительственное, осуществляемое ФОИВами, и деловое, координируемое Торгово-промышленной палатой.

Деловой совет БРИКС – это официальная площадка, которая объединяет представителей бизнес-сообщества всех стран-участниц. Решение о создании Делового совета было принято ещё в 2013 году на полях саммита БРИКС в ЮАР. От каждой страны БРИКС в совете участвуют по пять официальных представителей.

В России они каждые три года назначаются указом президента РФ. Деятельность Делового совета направлена на укрепление деловых связей между странами, устранение барьеров для взаимного сотрудничества и создание единого делового пространства стран БРИКС.

Выработка позиций по основным вопросам идёт в течение года, а инициативы, по которым был достигнут консенсус между участниками из всех стран объединения, отражаются в годовом отчёте БРИКС в виде рекомендаций, обращенных к правительствам стран. Этот отчёт передается председателем Делового совета лидерам государств БРИКС на ежегодных саммитах.

В Деловом совете представлено девять рабочих групп, которые охватывают различные направления торгово-экономического сотрудничества стран: инфраструктура, в которую входят транспорт и логистика, финансовые услуги, промышленная кооперация и региональная авиация, цифровая экономика, торговля, сельское хозяйство, профессиональная подготовка кадров, энергетика и зелёная экономика.

Повестка устойчивого развития обсуждается в группах «Энергетика и зелёная экономика» и «Финансовые услуги». Деятельность последней координирует Российский фонд прямых инвестиций; проблематика группы весьма обширна, в её рамках обсуждаются вопросы сотрудничества в инвестиционной, страховой, рейтинговой, платежной, финансово-технологичной и других сферах.

Одним из наиболее насыщенных треков в рамках данной рабочей группы, в значительной степени за счёт инициатив российской стороны, является целевая подгруппа по тематике «ESG и зелёное финансирование», председателем которой я и являюсь.

В таком случае какие задачи ставит перед собой подгруппа на 2024 год, какие инициативы обсуждаются?

Этот год председательства России будет довольно интересным, так как с 1 января 2024 года к объединению присоединились ещё пять стран – Египет, ОАЭ, Иран, Саудовская Аравия и Эфиопия. Поэтому одной из наших задач будет активное погружение коллег в повестку рабочей группы по мере того, как они будут подключаться в том числе к взаимодействию в рамках Делового совета.

Российской стороной был разработан и предварительно согласован с зарубежными коллегами план на 2024 год, в котором обозначены ключевые направления для проработки – это и согласование с представителями стран БРИКС рамочных подходов к развитию переходного финансирования, и запуск платформы БРИКС для развития добровольных углеродных рынков, и создание SDG/ESG Ассоциации БРИКС[ЕАН1] [1]. Также планируем обсудить разработку SDG/ESG и climate change-индексов БРИКС и возможность запуска в странах-членах системы финансирования экологически чистых решений.

Какие направления кажутся вам наиболее перспективными? Какие наиболее интересны партнёрам?

Я бы выделил развитие переходного финансирования, создание единого реестра углеродных единиц стран БРИКС и создание SDG/ESG-ассоциации.

Переходное финансирование, на мой взгляд, является очень перспективным направлением развития, особенно с учётом повышенного внимания к нему на COP28. Переходное финансирование – это фактически финансирование технологий по снижению выбросов углеродоёмких отраслей без отказа от них. На COP28 такое внимание к переходному финансированию было обусловлено призывом ООН использовать все возможные способы снижения выбросов в текущее «критическое десятилетие».

При этом в мире методологическая база и практика переходного финансирования развиты намного меньше, чем инструменты и проекты зелёного финансирования, и БРИКС мог бы тут выступить законодателем мод.

Тем более что потенциал для таких проектов в углеродоёмких экономиках стран БРИКС просто колоссален.

Нельзя, конечно, не отметить также горячо обсуждаемую тему создания единого реестра углеродных единиц стран БРИКС. Создание такого реестра видится нам конечным этапом по теме запуска платформы межгосударственного объединения для развития добровольных углеродных рынков. До этого необходимо будет добиться взаимного признания методологий климатических проектов, а также создать единый перечень верификаторов и реестров.

Что касается создания SDG/ESG-ассоциации, сейчас в БРИКС нет отдельной площадки, где эксперты стран-участниц могли бы регулярно обсуждать вопросы повестки устойчивого развития и оперативно вырабатывать консолидированную позицию. Мы предлагаем такой механизм создать.

Это сильно ускорит процесс проработки новых вопросов и будет способствовать активному продвижению повестки в БРИКС. Это не новая инициатива, российская сторона выдвинула её ещё в 2019 году, и она даже вошла в годовой отчёт БРИКС за 2021 год в виде рекомендации правительствам стран БРИКС, однако до сих пор остаётся нереализованной.

Что касается интереса зарубежных партнеров, то во время первых встреч нашей группы Делового совета в феврале наиболее активен был Китай, который поддержал инициативы гармонизации углеродных рынков, отметил готовность поделиться опытом в части финансирования экологически чистых проектов и природно-климатических решений, а также поддержал идею создания SDG/ESG-ассоциации.

Индия и Бразилия также поддержали инициативы российской стороны, которые более детально будут обсуждаться на предстоящих встречах целевой подгруппы.

Как вы оцениваете возможность учёта результатов российских климатических проектов на китайском рынке? Пожалуй, это один из самых горячих ESG-сюжетов в России. И каковы перспективы сотрудничества по зелёным и низкоуглеродным технологиям в связи с лидерством Китая в них?

На мой личный взгляд, здесь и сейчас об этом говорить пока рано, но с учётом позиции китайских партнеров, высказанной ими во время заседания, которое я упомянул, перспективы для гармонизации подходов есть. А это может создать основу для признания проектов уже в обозримом будущем. В России есть потенциально качественные проекты, в том числе на основе природных решений, которые могли бы быть интересны международным партнёрам.


[1] Прим. ред. SDG – Sustainable Development Goals (Цели устойчивого развития).


Оцените статью
( Пока оценок нет )
Поделиться с друзьями
ESG World
Добавить комментарий